Как Мулины помогали страну разворовывать

Сергей Мулин продолжает действовать в стиле девяностых

В мае 2017 года арбитражный суд Волго-Вятского округа отменил акты нижестоящих судебных инстанций о взыскании с ПАО «Русполимет» 854 млн рублей в пользу НПО «Авиатехнология», во главе которого стоит Сергей Мулин, небезызвестный «коммерсант» родом из 90-х. Решение суда называют важным и прецедентным, свидетельствующим о том, что схемы и методы по отъему предприятий, вовсю применяемые в нашей стране еще 15-25 лет назад, ныне уже совсем не работают.

Спор развернулся вокруг акций двух металлургических заводов, расположенных в городе Кулебаки Нижегородской области – ЗАО «Кулебакский кольцепрокатный завод» (ККПЗ) и ЗАО «Кулебакский металлургический завод» (КМЗ). В свое время ими владела «Авиатехнология», сегодня же оба предприятия являются собственностью «Русполимета», руководство которого уверено – за иском стоят физические лица, стремящиеся всеми правдами и неправдами прибрать к рукам успешные заводы.

Напомним, в девяностые годы Сергей Мулин, научный сотрудник Всероссийского НИИ авиационных материалов, переквалифицируется в коммерсанты, создает и возглавляет НПО «Авиатехнология». Предприятие, как и тысячи ему подобных, работало по схеме купил подешевле – продал подороже. Но торговал новоиспеченный предприниматель не обычным ширпотребом, а куда более востребованным и ценным товаром – цветными металлами, спрос на которые за границей был традиционно высок. «Фишка» однако в том, что «Авиатехнологии» вовсе не покупали драгметаллы у государства, они их попросту крали.

Как писала газета «Совершенно секретно», у Сергея Мулина сложились отличные отношения с руководством Ступинского металлургического комбината (СМК) – уникального и стратегически важного предприятия, производящего детали для авиационных двигателей. Мулинская «Авиатехнология» сначала стала основным сбытчиком продукции комбината, а потом и вовсе решила продать за рубеж причитающиеся заводу цветные металлы. В 1996 году руководство СМК обратилось в правительство РФ, утверждая, что у завода полно выгодных заказов, но совсем нет сырья для их исполнения. Запрос сопровождался просьбой выдать комбинату со складов Госкомрезерва 8 тысяч тонн никеля и 10 тысяч тонн феррохрома. При этом руководство СМК утверждало, что за год выполнит все заказы и вернет долг с лихвой. Все просимое было выделено из Госкомрезерва и даже отправилось со складов в сторону Москвы, но ни феррохрома, ни никеля на заводе так и не увидели.

Чудесным образом металлы получила «Авиатехнология», а далее груз по железной дороге ушел куда-то на запад, в сторону Прибалтики. СМК остался без металлов, без денег, но с долгами. Подобный кульбит не остался без внимания соответствующих органов, которые неоднократно пытались добросовестно разобраться в этом деле, но кто-то из высоких покровителей Мулина им постоянно мешал. А может, и авторитетных покровителей тоже.

Еще была история с алюминием: как писала «Совершенно секретно», в 1996 году СМК передал «Авиатехнологии» алюминий. В 1997 году Мулин предъявил документы, согласно которым НПО вернуло 22 вагона с алюминием на базу «Березка» в Подольске. Однако работники управления снабжения СМК, не разыскав в Подольске этот металл, сочли документы поддельными.

Король «металлических» колец

Вывоз цветных металлов не только помог Сергею Мулину сколотить стартовый капитал, но и позволил ему возглавить обобранный им СМК. Так, в 1998 году комбинат был объявлен банкротом, после чего он перешел под контроль «Авиатехнологии». А далее, в течение двух лет все основные средства СМК были выведены в некое ЗАО «СМК», которым владели, естественно, «Авиатехнологии». То есть внешний управляющий Мулин, невзирая на закон о приватизации и о банкротстве, взял и приватизировал стратегическое предприятий, не потратив на это дело ни копейки.

Все изменилось в 2000 году, когда Московскую область вместо Анатолия Тяжлова возглавил Борис Громов. Сразу же возник вопрос, почему СМК, генерирующее порядка 10% доходов Московской области, оказалось в руках непонятно кого. Далее суд, освобожденный от давления «сверху», принимает решение о снятии Мулина с поста внешнего управляющего. Но подобный поворот событий приводит к том, что с мая 2001 года Мулин действует уже совсем ничего не боясь: вскоре группа молодчиков, среди которых были и бойцы СОБРа, атакуют СМК, то ли стремясь его захватить, то ли захватить документацию, в которой живописно описаны все махинации Мулина. Захват провалился, а вскоре после этого события «металлическая империя» начала рушиться. Были у Мулина еще кулебакские заводы, но, запутавшись в собственных махинациях, он потерял и их. В аферах Сергею Мулину помогал и его младший брат Геннадий, который также довольно вольно обращался к закону, например, подделывал подписи и печати для документов ЗАО «Кулебакский кольцепрокатный завод».

Все эти махинации не помогли братьям, и у заводов появилось новое управление, инвестировавшее в их развитие предприятий миллиарды рублей. Сегодня кулебакские заводы производят востребованную продукцию, население работает, город Кулебаки живет. И только «бизнесмен» из девяностых все никак не смирится с тем, что лихие времена прошли, сегодня ни нанять бойцов СОБРа для захвата предприятия, ни провести нужное судебное решение уже не получится. В 2017 году судебная система России работает заметно лучше, чем в 1998 году, поэтому, возможно, братьям Мулиным вместо того, чтобы пытаться «отжать» ценный актив, лучше не привлекать к себе внимание компетентных органов?