Кто вы, мистер Мулин?

Вор и аферист под маской коммерсанта

В начале 2000-х одним из самых «модных» видов бизнеса был захват чужого бизнеса или рейдерство. В то время отжать чужое, сделав своим было самым что ни на есть будничным делом, у владельцев отнимали не только ларьки и магазины, но даже целые заводы, иногда имеющие значение для промышленности и обороноспособности России далеко не последнее значение. Об одной из подобных историй, происходивших в Нижегородской области, а именно о борьбе за ОАО «Кулебакский металлургический завод» (КМЗ), а также о роли Сергея Мулина в этом деле мы сейчас подробно и расскажем.

В 2003 году руководитель компании ЗАО «РЕНОВА» Александр Зарубин назначает встречу генеральному директору КМЗ Николаю Рябыкину. На встрече, по словам Рябыкина, ему было предложено действовать в интересах находящегося в федеральном розыске Сергея Мулина. Была у Рябыкина и альтернатива – в случае отказа сотрудничать Зарубин обещал применить весь спектр мер воздействия, как законных, так и незаконных, и поставить КМЗ под контроль ЗАО «РЕНОВА». После этой «беседы» Рябыкин обращается в прокуратуру, утверждая, что Сергей Мулин через подставных лиц и подконтрольные ему компании ведет работу по выводу активов КМЗ за рубеж. Не будем сильно вдаваться в детали того, кто же такой Александр Зарубин, в конце концов не он стоит за попыткой обанкротить и разорить КМЗ, отметим лишь, что действовал он в интересах Сергея Мулина, чье имя неразрывно связано с криминальными событиями вокруг подмосковного Ступинского металлургического комбината (СМК), кражей 8 тысяч тонн никеля и 4 тысяч тонн феррохрома на сумму 373,6 млрд рублей.  За то хищение Сергей Мулин был объявлен в розыск и находился к моменту описываемых событий за рубежом, а точнее в Люксембурге.

По всей видимости, жизнь в богатой европейской стране стоит недешево, а потому вскоре после своего срочного отбытия за границу Сергей Мулин решает, что пора бы пополнить свои банковские счета. Для этого вполне можно продать имущества НПО «Авиатехнология», акции которой до отбытия Мулина за рубеж пробрела главный бухгалтер предприятия Лидия Аристова. Деньги Аристова должна была перевести на другие структуры, подконтрольные Мулину. Согласно замыслу, избавиться также следовало и от пакета акций, которым владела «Авиатехнология». Подобное развитие событий могло поставить завод стратегического назначения под контроль иностранных предприятий, но разве могло это беспокоить Мулина? Интересно, что Лидия Аристова, видимо, прекрасно понимая, к чему может привести подобное развитие событий, отказалась выполнять требования Мулина. Однако ее сломили с помощью силовых структур, возбудили уголовное дело, обвинили в мошенничестве и подделке документов, после чего в 2009 году дали реальный срок.

Но на этом история не закончилась. В феврале 2004 года брат Сергея Мулина Геннадий, возглавлявший совет директоров КМЗ, оформил протокол якобы имевшего место заседания совета директоров завода в Москве, в ходе которого было принято решение досрочно прекратить полномочия генерального директора Николая Рябыкина и избрать нового генерального директора Андрея Пашковского, одного из менеджеров ЗАО «РЕНОВА». В протоколе было указано, что на заседании присутствовали 5 членов совета директоров, хотя для смены генерального директора необходимо минимум 6 голосов. Более того, как указано в уставе КМЗ, заседание совета директоров должно было проходить на самом заводе, а не в Москве. То есть протокол заседания оказался фиктивным. Впрочем, кого беспокоят подобные мелочи?

Уже на следующий день новый генеральный директор КМЗ заключает договор на полмиллиона долларов на с неким Олегом Огарковым на выполнение работ по обслуживанию и ремонту систем сигнализации. При этом пятая часть этих денег была выплачена лично Огаркову. На договоре значилась печать завода, утраченная еще в 1995 году, а потому недействительная. После этого Огарков, прописанный в поселке Итат в Кемеровской области по несуществующему адресу обращается в местный, то есть кемеровский суд, требуя пустить его на территорию КМЗ (куда его без разрешения действующего генерального директора Рябыкина, естественно, не пускают), находящегося в нижегородской области, для проведения работ и предоставляет поддельные документы суду. В результате разбирательства судья Ольга Гребенщикова выносит удивительное определение, согласно которому Рябыкин должен не мешать Пашковскому выполнять обязанности генерального директора КМЗ. Однако как только информация об этом странном решении попадает в СМИ, Гребенщикова внезапно отменяет собственное решение, пытаясь всячески откреститься от этого дела. После этого  подает заявление в следственный отдел ОВД Тяжинского района Кемеровской области, требуя привлечь к уголовной ответственности Олега Огаркова за попытку взыскать по поддельным документам 500 тысяч долларов с КМЗ, однако найти Огаркова никто не может.

Первый раунд остался за КМЗ, однако Сергей Мулин и не думал успокаиваться и подготовил настоящий силовой захват предприятия, о чем стало известно губернатору Нижегородской области Геннадию Ходыреву. У ворот завода приступила к дежурству милиция, которая 23 марта 2004 года задержала четверых москвичей, пытавшихся незаконно проникнуть на территорию завода. Трое из задержанных имели отношения к силовым ведомствам, а недалеко в автобусе их сигнала ждала силовая группа поддержки из крепких «спортсменов». Москвичи поведали, что по поручению ЗАО «РЕНОВА» прибыли на место, чтобы сделать на месте расчет сил для возможного захвата КМЗ в интересах Пашковского. Были сделаны и другие приготовления: сфальсифицированы реестры акционеров КМЗ и ККПЗ, выданы липовые доверенности третьим лицам на совершение от имени обоих заводов юридически значимых действий и т.д. Однако москвичи были задержаны, а заговор раскрыт – вторая попытка силового захвата провалилась.

К счастью, все попытки отобрать кулебакский завод у владельцев не увенчались успехом. Работа на «Русполимете», объединившем КМЗ и ККПЗ и превратившем оба завода за неполные тринадцать лет в гордость отечественной металлургии, не останавливалась ни на миг. Сегодня заводы работают, жители трудятся, город Кулебаки развивается, но попытки отжать былую собственность Сергей Мулин не прекращает ни на миг, засыпая суды исками, то требуя от «Русполимета» вернуть акции КМЗ и ККПЗ, то возместить их стоимость. Российские суды научились разбираться в такого рода наездах, а потому, будем надеяться, работе и процветанию предприятий, подобных «Русполимету», ничего не угрожает.