Привет из девяностых от Сергея Мулина

Image result for нары

Арбитражный суд Волго-Вятского округа весной этого года дал всем четко понять: приемы из девяностых в России нынешней не работают. Речь идет о майском решении об отмене актов нижестоящих судебных инстанций о взыскании с компании «Русполимет» свыше 854 млн рублей в пользу НПО «Авиатехнология», во главе которой стоит Сергей Мулин.

На заре становления капитализма в РФ двумя заводами, ЗАО «Кулебакский кольцепрокатный завод» (ККПЗ) и ЗАО «Кулебакский металлургический завод» (КМЗ), владело НПО «Авиатехнология». Позже, запутавшись в собственных махинациях, «Авиатехнология» утратила контроль над предприятиями, находящимися на грани банкротства. Чуть позже оба завода по просьбе губернатора Нижегородской области были выкуплены инвесторами, готовыми вкладывать деньги в развитие отечественной промышленности. ККПЗ и КМЗ были объединены в «Русполимет». В заводы были вложены миллиарды рублей, благодаря которым жизнь буквально вернулась в город Кулебаки: предприятия заработали, стали приносить прибыль, обеспечивать местное население работой и зарплатой, а страну – важнейшей для авиакосмической отрасли продукцией.

И вот, когда заводы развились и стали представлять интерес для рейдеров, на сцену вышла «Авиатехнология», требуя вернуть средства за утерянные по собственной вине акции у нынешнего руководства завода.

Сегодня само название «Авиатехнология» мало кому о чем говорит, но двадцать лет назад имя компании было очень хорошо известно. После развала СССР в стране начался бардак и передел народной собственности. Отсутствие закона и четкой системы управления привели просто к повальному воровству и расцвету криминала. Не остался в стороне от всего этого и молодой и предприимчивый Сергей Мулин – бывший научный сотрудник Всероссийского НИИ авиационных материалов, переквалифицировавшийся в коммерсанта и основавшего НПО «Авиатехнология». Но продавала его компания не китайский или турецкий ширпотреб, а цветной металл, к тому же ей не принадлежавший.

Мулин быстро подружился с руководством Ступинского металлургического комбината (СМК) – стратегического предприятия, на котором производились детали для авиационных двигателей. Очень быстро «Авиатехнология» стала сбытчиком продукции комбината, но не простым: Мулин умудрился не просто обобрать продавца, но и возглавить СМК.

Но обо всем по порядку. В 1996 году руководство СМК попросило правительство РФ для исполнения неких выгодных заказов выделить сырье, а именно 10 тысяч тонн феррохрома и 8 тысяч тонн никеля. Государство выделило и Госкомрезерв отгрузил требуемое. В правительстве никто не обратил внимания, что такое количество никеля завод не смог бы переработать и за несколько лет, а феррохром на нем не использовался вообще никогда.

Далее началось интересное: товарные вагоны, груженые цветными металлами, до СМК так никогда и не добрались, но позже по документам обнаружились в Прибалтике, на складах, принадлежавших какому-то кипрскому оффшору. То есть и никель, и феррохром были проданы за границу, а деньги от продажи пополнили мошну Сергея Мулина. В итоге СМК остался без металлов, но с долгом. Предприятие по-быстрому признали банкротом и ввели внешнего управляющего, которым стал…Сергей Мулин! Буквально за год новоявленный коммерсант сумел перевести все активы СМК на подконтрольную ему «Авиатехнологию», не потратив на это ни рубля.

Весь этот бардак в Подмосковье длился ровно до тех пор, пока прежний губернатор Московской области Анатолий Тяжлов не проиграл очередные выборы Борису Громову. Новый губернатор обратил на СМК самое пристальное внимание, МВД и ФСБ получили задачу разобраться в этом деле, а суд принял решение сместить Мулина с поста внешнего управляющего. Это решение просто взбесило «коммерсанта», который попытался при помощи «молодчиков», в числе которых были и бойцы СОБРа, захватить завод. Но не срослось, рейдерский захват провалился, а «металлическая империя» Мулина стала разваливаться.

Сергей Мулин все еще владел кулебакскими заводами, но и над ними не сумел сохранить контроль. Терять такой актив было как-то не с руки, и долгие годы он сначала при помощи незаконных средств и брата Геннадия, подделки документов и печатей пытался, что называется «отжать» активы обратно. Позже, поняв всю бесперспективность подобный действий, перешел к практике закидывания судов исками, сначала требуя вернуть акции утраченных заводов, а после – денег за них. Возможно, дельцам из девяностых пора уже прекратить нападки на процветающий завод и задуматься о том, что в любой момент «награда может найти своего героя». Наградой в данном случае выступит уютная тюремная камера, полная таких же «бизнесменов» из девяностых.